Юлия (Прага) 2010 год

Бегу, как подстреленный заяц по мокрой Вацлавке после пары истории, в лицо снег колючими хлопьями (а кто говорил, что все, весна?), забегаю в «Старбакс», а там кофе и малиновый чизкейк, там шумно-людно, там тепло. Сижу, значит, где-то в детском уголке, потому что все диваны заняты вальяжными иностранцами (хотя чего я вредничаю, сама такая), которые лениво пьют свой кофе, перекидываются фразами и глазеют на снег за окном. Бизнес-элемент здесь тоже присутствует – мужчины в прекрасных костюмах и дорогих часах сосредоточенно копаются в своих «эппловских машинках», женщины, в неменее прекрасных своей строгостью одеждах, совершают аналогичные действия. Дитё плюхнулось прямо на паркет, расстелило куртку, чего-то поет на одному ему ведомом языке, счастливое такое, его папочка грызет булку и умиляется, глядя на свое чудо. Полячки напротив меня, в платках с русскими мотивами вокруг шеи, фотографируют себя с чашками «Старбакс», смеются, роняют платки, чашки, книжки, смеются. Удобно расположились гейской наружности мальчики на креслах около туалета, нога на ногу, красавчики, обсуждают что-то мужское на чешском (я просто не поняла что, поэтому мужское). Бизнес-элемент рядом со мной, мужчина, нервно печатает на ноутбуке. Размечтавшись, думаю, что пишет отчаянное письмо своей любимой, которая где-нибудь во Франции, а мы-то, наивные, должны полагать, что человек даже в обед занят бизнесом, а он… Заглядевшись на всю эту красоту, не замечаю приближение подруги. Снимает куртку, которая никак не снимается из-за того, что она держит книжку в одной руке, с восторгом говорит мне: «Ну что, билеты, идем, куда, где, ехать надо далеко? Я только и думаю, что о Лете (это не время года), когда уже, там не арена О2 она слишком огромная, там Инхеба, а у меня пары в 4 заканчиваются в этот день, ну что ты кофе пьешь, мне надо бы тоже, а нет, потом поедим креветки, ну что как дела?». Я улыбаюсь, откладываю книжку, рассказываю что-то, мы смеемся, роняем книжки, платки, чашки, полячки косятся в нашу сторону. Потом выбегаем, бежим (уже как два подстреленных зайца) в магазин за билетами, покупаем, выбегаем, машем ими, прячем, бежим есть креветки, потом гуляем, мерзнем, идем в Палладиум, покупаем ободки (в хм завезли мои любимые браслеты, но денег-то нету, мда), ходим по отделам с игрушками, успевая, немного поговорить о жизни, о будущем, о конце света, об учебе и тд., выходим погулять, мерзнем, идем в мак на чай и пирожки, идем на метро и там прощаемся до завтра. Выбегаю из метро, бегу (непременно, как подстреленный заяц) к репетитору на немецкий, забегаю, пью «таблетку от головы, срочно пжлста, сейчас умру», два часа немецкого (счастье!). Выползаю, уже совсем темно, ползу (эм, просто ползу) к метро. В метро приходит усталая мысль в голову, что жизнь-то, она, в общем-то, как бы, - прекрасна.